Нанесение на карту Новой Зеландии

Маклин Алистер - Капитан Кук. История географических открытий величавого морехода. Историко-биографический очерк.

Инструкция:

Книжка Алистера Маклина – это исторический рассказ о жизни и путешествиях самого почитаемого в Британии морехода Джеймса Кука, удостоенного невиданной милости для человека, не рожденного джентльменом, – звания лейтенанта за заслуги в навигационных науках и беззаветную службу в английском военном Нанесение на карту Новой Зеландии флоте. Совместно с прославленным мореходом читатели пересекут Южный полярный круг, выяснят, как была сотворена подробная карта побережья Новейшей Зеландии, открыты Гавайские острова и часть побережья Аляски, получат исчерпающую информацию о 2-ух попытках отыскать Антарктиду. Поближе и понятнее станет трагическая судьба человека, чьи величавые географические открытия сейчас известны всем Нанесение на карту Новой Зеландии.

Пролог

Начало XIX века. Юный канонир Царского военно-морского флота Джереми Блит, которому скоро предстояло отправиться в свое 1-ое плавание, держал путь в пивную в Уоппинге. Это была обычная портовая таверна – грязная, полная табачного дыма, с ободранными досками пола, вполне лишенная того, что даже в те времена могло считаться признаками Нанесение на карту Новой Зеландии комфорта. Только дощатая стойка да несколько потрепанных столов и стульев. Завсегдатаи тоже были обычные: мореплаватели из обеих морских служб, нередко жертвы принудительной вербовки либо люди с преступным прошедшим; отпетые запивохи, конкретные сквернословы; приученные к томному труду и привыкшие глядеть погибели в глаза, закаленные и прочные мужчины.

Но атмосфера, царившая в Нанесение на карту Новой Зеландии этой пивной, была нетипичной. Никто не говорил. Никто не пил. Тишь подчеркивалась отдельными всхлипываниями. Владелец, ссутулив плечи, закрыл лицо руками. Многие за столами посиживали так же, опустив головы на руки, некие открыто рыдали, и все казались объятыми неутешным горем. Блит сел напротив старенького седоватого мореплавателя с заросшими щетиной щеками Нанесение на карту Новой Зеландии, из невидящих глаз которого текли слезы в нетронутую кружку, стоящую перед ним. Блит дотронулся до руки мореплавателя:

– Что такое? Что случилось?

Старик поднял голову и сурово произнес:

– Разве ты не слышал?

Блит покачал головой.

– Нельсон погиб.

Блит опять обвел взором грязное помещение, людей, для которых погибель Нельсона была Нанесение на карту Новой Зеландии невосполнимой утратой, потом произнес:

– Слава Богу, что я не был с ним знаком.

Непонятно, чтоб схожее могло произойти, когда новость о погибели Кука достигнула Великобритании. Цивилизация скорбела о нем, подобно тому как Великобритания скорбела о всех собственных ушедших величавых людях – герцогах Мальборо, Веллингтонах, Черчиллях, но она не рыдала навзрыд Нанесение на карту Новой Зеландии.

Нельсон и Кук были более почитаемыми фигурами в истории Царского военно-морского флота. Это уважение складывалось из почтения и любви. Нельсон был уважаем широкой публикой, и решительно все обожали его. Кук воспользовался всеобщим почтением, но не вызывал у общества столько же обожания. Но то, что Кука боготворили его офицеры и Нанесение на карту Новой Зеландии подчиненные, непременно.

Причина такового различия заключается, разумеется, в нравах этих людей. Чтоб полюбить известного публичного деятеля, необходимо суметь отождествить себя с ним, а для этого нужно его знать либо, по последней мере, считать, что знаешь. Потому, когда дело касается таковой фигуры, как Нельсон, проблем не появляется: он был сердечным, компанейским Нанесение на карту Новой Зеландии экстравертом, чьи потаенные мысли и личная жизнь, как и общественная, были для публики открытой книжкой. Но потаенные мысли Кука и его личная жизнь были закрыты на замок – таковой старомодный небольшой замок, вставленный в медные петли застежки на книжке, а ключ был выброшен. И по мере того как шли Нанесение на карту Новой Зеландии годы, становилось наименее возможным, что этот ключ когда-нибудь найдется.

Мы знаем о Куке все – и мы ничего о нем не знаем. Мы знаем, что он был бесстрашным и усмотрительным, неутомимым, бездумно смелым, прирожденным фаворитом, но каковой он был по сути, что это была за личность – об этом Нанесение на карту Новой Зеландии у нас только самые далекие представления. Мы знаем, что он направлял старенькые, протекающие корабли то в тропические районы Океании, то в мертвенные арктические и антарктические водные пустыни, совершая свои самые поразительные в истории населения земли путешествия. Но обожал ли он цветочки, обожал ли качать собственных деток на коленях Нанесение на карту Новой Зеландии, смотрел ли зачарованно на закат солнца в океане за гавайским либо таитянским горизонтом, – мы никогда не узнаем. Мы знаем, что он был величайшим мореходом собственной эры либо даже всех эпох; было бы любопытно выяснить, доводилось ли ему когда-нибудь заплутаться на боковых улочках собственного родного Степни.

Сохранить в таковой тайне свою Нанесение на карту Новой Зеландии личную жизнь воистину реальный подвиг, но сделать это, невзирая на то что он кропотливо записывал изо денька в денек в течение многих лет все свои деяния, – практически нереально. Но в собственных дневниках и судовых журнальчиках Куку это удалось. Ни одна значимая фигура современности не оставляла настолько подробных Нанесение на карту Новой Зеландии и старательных записей о собственной жизни. Но эта большущая документация безлична, удалена от головного персонажа: Кука там не видно – там все о том, что он делал, и ничего о том, каким он был. Даже в его личной корреспонденции – хотя ее сохранилось сильно мало – видна все та же стальная сдержанность. Только два Нанесение на карту Новой Зеландии раза упомянул он о собственной супруге, и то совершенно случаем; о собственных двоих детях, которые погибли в младенчестве, и о дочери, умершей в возрасте 4 лет, Кук не писал нигде.

Очевидно, в письмах его современников, от Уолпола до доктора Джонсона, есть упоминания о нем, но из их мы Нанесение на карту Новой Зеландии тоже можем выяснить очень малое. Может быть, они не знали его так, как им хотелось бы, может быть, он был сдержан до таковой степени, что к нему нереально было подступиться. Может быть даже, они понимали, что имеют дело с живой легендой. Если это так, то их задачка неописуемо сложна Нанесение на карту Новой Зеландии: миф кутает человека и делает вокруг него кокон, заботясь о том, чтоб ни один взор не просочился в сердцевину легенды – легенды, допускающей только самую высшую риторику, самые широкие и комплексные обобщения. Ведь никто не станет дискуссировать, какие галстуки носил бессмертный и останавливался ли он майским вечерком, чтоб насладиться запахом сирени Нанесение на карту Новой Зеландии.

Что касается биографий Кука, то их написано сильно много. Но ни одна не может считаться правильным, настоящим и окончательным жизнеописанием человека, о котором нам хотелось бы настолько не мало выяснить. Очень непонятно, чтоб такое было вообщем может быть. Многие биографы, которые пробовали облечь в плоть остов его вызывающей благоговение репутации Нанесение на карту Новой Зеландии, были обязаны в некий степени прибегнуть к фантазии либо воображению, при всем этом оставаясь в рамках правдоподобия. Так, нам поведали, что миссис Кук встречала собственного супруга с нежностью и печалью после 1-го из его долгих путешествий: с нежностью – так как его так издавна не было дома, а с печалью – так Нанесение на карту Новой Зеландии как их ребенок погиб во время его отсутствия. Это очень правдоподобно, но нет никаких документальных подтверждений. С таким же фуррором она могла бы стукнуть его чем-нибудь по голове. Представим, что это очень маловероятно. Но при отсутствии опровергающих свидетельств и это не является неосуществимым. Экстраполяция и праздные догадки Нанесение на карту Новой Зеландии не могут поменять исторической точности.

Молвят, что подробная биография – это только вопрос времени. Я в это не верю. Считают, что, если все записи Кука подвергнуть исследованию статистика, спеца по психоанализу и психиатра, правда должна быть раскрыта. Может быть, что-то мы узнаем – в этом нет колебаний, но ответственность Нанесение на карту Новой Зеландии статистиков, профессионалов по психоанализу и психиатров за ошибку определена и грустно известна, и возможность ошибки умножается втрое. Покойся в мире. Невообразимо, чтоб бессмертный был подвергнут процессу компьютерного препарирования.

Предлагаемый труд далек от того, чтоб стать конечной биографией, да это совсем и не биография. Реальная биография – это вполне законченный портрет, а на Нанесение на карту Новой Зеландии моем мольберте не хватает красок. Я недостаточно знаю об этом человеке. Это всего только лаконичный рассказ о его юношеском ученичестве в море, его становлении как морехода и картографа и о его 3-х величавых путешествиях. Может быть, этого довольно, чтоб мы могли составить представление о личности капитана Кука, так как Нанесение на карту Новой Зеландии он был человеком, по его собственному признанию, для которого свершения составляли все в жизни. В собственном последнем письме, написанном лорду Сандвичу из Кейптауна в 1776 году, он писал: «Моя попытка состоит не в том, чтоб достигнуть величавой цели этого путешествия». Он ее и не достигнул. В ранг бессмертных его возвело Нанесение на карту Новой Зеландии не то, что он произнес, а то, что он сделал.

Пусть дела сами молвят за людей.

Глава 1

Матрос

Джеймс Кук родился в 1728 году в захудалой йоркширской деревушке в семье незаметных тружеников. Его мама была уроженкой тех мест, а отец, сельскохозяйственный рабочий, приехал из Шотландии. Пробы узнать, от кого из Нанесение на карту Новой Зеландии родителей Кук унаследовал частицы гениальности, как и следовало ждать, ни к чему не привели, в том числе и поэтому, что о его родителях полностью ничего не понятно.

Завершив учебу в школе, он пару лет работал на той же ферме, что и его отец. Но в возрасте 17 лет Кук Нанесение на карту Новой Зеландии покидает отчий дом и уезжает в маленький портовый город Стейт. Этот переезд считают первым просыпанием его неукротимых стремлений, которые потом уведут его на край света. Но, может быть, он просто был сыт по гортань жизнью на ферме – ведь очень удивительно, что парень, покинувший дом с мечтой о славе, отправился работать в Нанесение на карту Новой Зеландии лавку бакалейщика и галантерейщика, а Кук поступил конкретно так.

Перспектива провести жизнь за прилавком, разумеется, завлекала Кука не больше, чем работа за плугом, так как в 1746 году в возрасте 18 лет он забросил галантерейную торговлю и отправился в море, которое с сих пор стало его домом, его жизнью Нанесение на карту Новой Зеландии и его страстью до самой погибели, 30 3-мя годами позднее.

Он поступил в учение к судовладельцам Джону и Генри Уокерам из Уитби, которые специализировались на торговле углем. Суда, применяемые для этой цели, как просто может представить для себя читатель, были в особенности уродливыми, широкими и неловкими, подверженными качке при Нанесение на карту Новой Зеландии хоть какой погоде и грустно известными гнусными, тупыми, неуживчивыми мореплавателями. Но для хозяев «угольщиков» XVIII века эстетика была не принципиальна, а практичность была всем: такие суда проектировались только для перевозки огромного количества угля много и были отлично для этого адаптированы.

Были у их и другие неописуемые свойства. Невзирая на Нанесение на карту Новой Зеландии то что они были построены как некоторая смесь голландского древесного ботинка и гроба, они обладали восхитительной устойчивостью и могли стоять на якоре в самые сильные шторма. Их плоскодонное строение позволяло растягивать их на песочный сберегал для чистки днища. И очевидно, они могли вместить в себя большие припасы провианта. Потому, может быть, было Нанесение на карту Новой Зеландии не настолько уж абсурдно придти к мысли, что конкретно эти ужасные «угольщики» из Уитби, а не быстрые военно-морские фрегаты и крейсеры привели Кука в самые далекие концы света.

Итак, 1-ые два года собственного ученичества Кук служил на борту такового судна – «Фрилав» водоизмещением 450 тонн, курсировавшего с углем Нанесение на карту Новой Зеландии меж Лондоном и Ньюкаслом, а потом был переведен на другое судно Уокеров – «Три брата», что расширило границы его географических знаний и морскую практику, так как оно ходило к западному побережью Великобритании, в Ирландию и Норвегию.

О проф и публичной жизни Кука того периода понятно не достаточно, но, по Нанесение на карту Новой Зеландии-видимому, никакой публичной жизни и не было, так как меж плаваниями и во время зимней стоянки Кук все свое время посвящал только охоте – но не за наслаждениями, а за познаниями. Известен один из редчайших фактов ранешнего периода его жизни, который несложно установить, так как Уокеры, у каких Кук жил, когда не Нанесение на карту Новой Зеландии был в море, и их друзья оставили письменные мемуары, отразившие то удивление, которое у их вызывали долгие часы, проводимые им за книжками. Он пополнял свои познания по штурманскому делу, астрономии и арифметике. Это была привычка, с которой Кук никогда не расставался: он продолжал обучаться до последних дней Нанесение на карту Новой Зеландии собственной жизни.

Завершив ученичество, Кук покинул Уокеров, провел около 2-ух лет в плаваниях повдоль восточного побережья и на Балтике, потом братья Уокеры попросили его возвратиться к ним и стать ассистентом капитана на их корабле «Френдшип». Кук согласился. Три года спустя, в 1755 году, ему предложили принять командование над «Френдшипом». Кук отказался. Заместо Нанесение на карту Новой Зеландии этого он поступил на Царский военно-морской флот в качестве матроса.

Это необыкновенное решение имеет две стороны: оно присваивает остроту факту и вызывает недоумение. Факт состоит в том, что Кук получил в 20 семь лет предложение стать капитаном. Он, должно быть, смог произвести на хозяев воспоминание своими свойствами мореплавателя и штурмана Нанесение на карту Новой Зеландии, также организаторскими возможностями, что и логично. Умопомрачительно то, что он променял должность капитана торгового судна на более низкое положение в военно-морском флоте.

Кук не представил разъяснения этого решения – как и многих других собственных решений. (Он был очень скрытным человеком – во время скитаний по всему свету его Нанесение на карту Новой Зеландии офицеры нередко пеняли на то, что никогда не знали, куда направляются, пока не прибывали на место.) Существует мировоззрение, что это решение связано с лихорадочным перевооружением, происходившим в Великобритании и во Франции, – обе державы готовились к неминуемому событию, которое стало началом беспощадной и кровавой Семилетней войны: неизменные столкновения происходили на местности Нанесение на карту Новой Зеландии Северной Америки, где обе страны уже откинули всякую видимость дипломатичных переговоров как средство решать вопросы колониального приемущества. Хотя номинально было еще мирное время, английский военно-морской флот установил жестокую блокаду французского побережья, чтоб предупредить последующую транспортировку людей и орудия из Франции в Канаду.

Из-за неизбежности войны английские Нанесение на карту Новой Зеландии верфи строили военные корабли с необычной скоростью. Кораблю требовалась команда, а юные люди тех пор не вожделели добровольно идти на флот. Это нежелание не вызывает удивления, если учитывать нечеловеческие условия жизни на Царском военно-морском флоте середины XVIII века. Их следовало уверить «заселить» пустые корабли, и, так как плакаты, призывающие Нанесение на карту Новой Зеландии идти на военную службу, в те времена не были популярны, «убеждение» обычно воспринимало форму насильного вербования какого-либо крепкого парня, опьяненного либо трезвого, которому не подфартило так, что он попался на пути до зубов вооруженного отряда вербовщиков. Некие считают, что Кук пошел добровольно, чтоб избежать насильной вербовки, но это Нанесение на карту Новой Зеландии не соответствовало нраву этого человека; не считая того, представляется неописуемым, чтоб офицер торгового флота мог бы быть насильно завербован и не отпущен с извинениями ровно тогда, когда стало понятно, кто он таковой.

Может быть, он был романтиком, которому мерещились дальний бой барабана и звук горна. Может быть, его патриотизм Нанесение на карту Новой Зеландии был не настолько экзальтированным. Может быть, – и это более распространенное разъяснение и к тому же более меркантильное, – Кук представил, что при таком количестве построенных кораблей и при большой вероятности того, что погибнет много народу, его продвижение по службе будет резвым. Может быть, он просто утомился от угольной пыли Нанесение на карту Новой Зеландии. Может быть, еще чего-нибудть. Мы никогда этого не узнаем. Все, что нам понятно наверное, – это то, что он поступил на службу в военно-морские силы 17 июня 1755 года и через восемь дней был назначен на шестидесятипушечное судно «Игл».

«Игл» получил предназначение на блокаду побережья Франции. С того времени и всю Нанесение на карту Новой Зеландии жизнь Кук раз в день вел ежедневник, но он представляет собой не очень интересное чтение. Он пишет о таких вещах, как смена караула, состояние еды и воды, дает отчеты о погоде, гласит о патрулях, осмотре и обследовании кораблей, маленьких подробностях, которые два с излишним века спустя уже не Нанесение на карту Новой Зеландии могут представлять для нас огромного энтузиазма.

Только два сколько-либо приметных действия произошли в 1-ые 5 месяцев его службы на «Игле»: через месяц, после того как он вступил в должность, он стал ассистентом штурмана – принципиальное свидетельство того, что его штурманское мастерство, искусство судовождения и надежность были оценены. Скоро после чего капитан Нанесение на карту Новой Зеландии «Игла», доброжелательный джентльмен, предпочитавший защищенность и спокойствие Портсмутской гавани зимним штормам Ла-Манша, был освобожден от командования и заменен капитаном Хью Паллисером (в предстоящем получившим титул лорда).

Паллисер, что он в предстоящем обосновал, был человеком необычным. Блестящий мореплаватель и тактик морского боя, пользовавшийся почтением собственных начальников, потом Нанесение на карту Новой Зеландии стал губернатором Ньюфаундленда и лордом Адмиралтейства. Невзирая на это, он мог бы оказаться в наши деньки на сто процентов позабытым, так как его роль в истории чуть различима в тени славы Кука, если б не тот принципиальный факт, что конкретно Паллисер первым распознал в Куке человека величавой судьбы. Должно быть, капитан Нанесение на карту Новой Зеландии был человеком необычной проницательности.

Кук оставался на «Игле» с лета 1755-го до озари 1757 года. Семилетняя война началась в 1756 году, но ее официальное объявление только узаконило уже имеющееся положение вещей. Не считая случавшихся временами ремонтов – чуть не больше вреда, чем французы, английским военным кораблям причиняла погода в Ла-Манше Нанесение на карту Новой Зеландии и в Бискайском заливе, – «Игл» практически всегда участвовал в блокаде побережья Франции. Это было по большей части кислое и неразнообразное существование, оживленное только – в 1-ый и последний раз – более либо наименее значимым морским схваткой, в каком Кук был обязан принять роль. В конце мая 1757 года они вступили в Нанесение на карту Новой Зеландии бой неподалеку от острова Уэссан с огромным французским судном водоизмещением 1500 тонн и с пятьюдесятью пушками; это был торговый корабль Ост-Индской компании под заглавием «Герцог Аквитанский». Французский корабль в бою на отходе, продлившемся 40 минут, получил повреждения и был взят в плен, но сам «Игл» пострадал так очень, что обязан был возвратиться Нанесение на карту Новой Зеландии в Великобританию для ремонта.

Значение этого периода жизни Кука заключается не в участии в случайных столкновениях с неприятелем, а в том, что вот тогда он улучшал и отрабатывал свое мастерство – это совсем особое искусство, которое так отлично послужило ему в следующие годы. Он тогда еще не был картографом Нанесение на карту Новой Зеландии, годы картографической работы и съемок были еще впереди, но он углубил свои познания кораблей и моря. Вот поэтому он всего за два года из матроса стал ассистентом штурмана, боцманом и, в конце концов, капитаном, человеком, которому доверено управление кораблем и старшими офицерами на корабле. В то же время он Нанесение на карту Новой Зеландии продолжал улучшать свои познания штурманского дела и арифметики (а как следует, и астрономии), и так как он был уже полностью квалифицированным спецом еще до того, как поступил в военно-морской флот, уровень, которого он сейчас достигнул, должно быть, был только высок.

Овладение этими предметами стало, очевидно, важной опорой Нанесение на карту Новой Зеландии в те годы, которые ему предстояло провести в Тихом океане, – без этого он не сумел бы пойти в плавание, а Адмиралтейство, вне сомнения, никогда бы его не избрало. Но более принципиальным для грядущего была его подготовленность к флотской жизни, которая очень отличалась от стиля жизни на «угольщике». Тут, на флоте Нанесение на карту Новой Зеландии, каждый был спецом, обученным рассчитывать на себя и на других, человеком, в чьем сознании крепко и навечно отпечатлелось, что он является живым звеном в цепи, и самым непростительным прегрешением в томные времена – а Кук и его команда испытали эти томные времена еще в основном в Тихом океане, чем когда Нанесение на карту Новой Зеландии-либо в Атлантике, – было не выдержать и порвать эту цепь.

Много и совсем справедливо говорилось о жесткости военно-морской дисциплины в то время, при всем этом подчеркивалось, что только стальная рука может сделать высококвалифицированную команду. Только нехорошие команды, с нехорошими офицерами, требуют схожей грубой дисциплины, в то время как отличные Нанесение на карту Новой Зеландии команды, с неплохими офицерами, нуждаются только в дисциплине, идущей изнутри; ясно, что конкретно такую команду имел в виду Кук.

27 октября 1757 года Кук в качестве капитана вступил на «Пемброук» – шестидесятичетырехпушечное военное судно. Это был его 20 девятый денек рождения. Практически всю зимнюю пору это судно вело блокаду в Бискайском заливе. В феврале Нанесение на карту Новой Зеландии 1758 года они направились в Канаду.

Война на Южноамериканском материке для британцев воспринимала нехороший оборот. Армия генерала Бреддока была обращена в бегство французами и индейцами. Числилось нужным и более принципиальным уменьшить напор на английские колониальные силы на теперешнем восточном побережье Соединенных Штатов Америки, совершив нападение на французов на Нанесение на карту Новой Зеландии севере, с опасностью их главному центру в Квебеке.

Не существует данных о том, что Кук воспринимал активное роль в этой операции, которая состояла в захвате сильной крепости Луисбург, охранявшей вход в реку Св.Лаврентия. Эта крепость пала под напором войск генерала Вулфа, который потом умер при взятии Квебека. Но Нанесение на карту Новой Зеландии в Квебекской кампании у Кука была своя роль, может быть не самая основная, но очень принципиальная для фуррора всей операции.

Это вышло месяцев через 10 после падения Луисбурга: армия Вулфа, хотя и одержала победу, была очень измотана и ждала пополнения из Великобритании, военно-морские силы были довольны представившейся возможностью отремонтировать свои Нанесение на карту Новой Зеландии корабли в Галифаксе в течение зимы. Но к маю 1759 года авангард английских сил вошел в реку Св.Лаврентия и приблизился на расстояние нескольких миль к Квебеку.

Тут они столкнулись с большенными, но ожидаемыми трудностями. Навигация по реке ранее пт стала в некой степени затруднительной. С этой точки обычный Нанесение на карту Новой Зеландии проход по глубочайшей воде проходил повдоль северного берега, потом переходил через всю реку на юг и приближался к бассейну самого Квебека. Этот участок получил заглавие Преодоление, и исходя из убеждений навигационного риска не достаточно существует равных ему в мире: это практически неприметный и очень опасный лабиринт скал и маленьких Нанесение на карту Новой Зеландии препятствий, перемещающихся песочных отмелей – ужас для лоцмана, если такого можно отыскать тут. Другими словами проход через Преодоление не обозначен буями.

В мае 1759 года он не был обозначен, ранее там стояли буи, но французы, что полностью понятно, их убрали. На долю Кука и капитанов других кораблей выпало опять нанести на карту Нанесение на карту Новой Зеландии и отметить буями этот проход, что было сложным и небезопасным делом, длящимся не одну неделю. Задачка усложнялась тем, что британцы должны были работать под градом французских снарядов, и всю работу приходилось делать ночкой, а у французов появилась приводящая в ярость привычка отплывать от собственного берега на лодках в мгле Нанесение на карту Новой Зеландии и разламывать буи, которые опять приходилось ставить на последующий денек, после того как поступал новый сигнал об этом.

К июню все было готово, и в том же месяце вся английская армада из более чем 2-ух сотен кораблей благополучно сделала «преодоление» без единой утраты. Лишне гласить, что большая часть наград Нанесение на карту Новой Зеландии принадлежала Куку: в официальных донесениях он сейчас назывался Основным геодезистом. В качестве примера того почтения, которым он воспользовался, можно упомянуть, что Вулф консультировался у него по поводу размещения кораблей перед Квебеком – генерал находил совета у человека, который даже не был офицером. Но Вулф, вне сомнения, всегда узнавал Нанесение на карту Новой Зеландии профессионала с первого взора.

После осады и взятия Квебека – Кук в этом не воспринимал конкретного роли – большая часть военных кораблей были высланы домой для ремонта, в том числе и «Пемброук». Но Куку пришлось ожидать еще три года, до того как он опять увидел Великобританию, так как он был переведен на Нанесение на карту Новой Зеландии «Нортумберленд» – флагманский корабль главнокомандующего лорда Колвилла – собственного рода свидетельство того, что он с этого момента числился самым опытным капитаном флота.

Последующие три года по личному требованию адмирала Колвилла Кук продолжал наносить на карту реку Св.Лаврентия, а потом побережье Ньюфаундленда. То, что он преуспел в выполнении этой задачки, ясно по трем Нанесение на карту Новой Зеландии фактам. В январе 1761 года лорд Колвилл отдал приказ «выплатить капитану „Нортумберленда“ 50 фунтов, беря во внимание его неустанное усердие в освоении лоцманского мастерства на реке Св.Лаврентия». На последующий год адмирал Колвилл отослал карты Кука в Адмиралтейство, настаивая на их публикации, и добавил при всем этом: «Зная по опыту Нанесение на карту Новой Зеландии даровитость мистера Кука и его возможности, я считаю его довольно квалифицированным для работы, которую он выполнил, и для огромнейших компаний такого же рода» – на удивление пророческое мировоззрение. В конце концов карты Кука появились в Северо-Американской лоции 1775 года и оставались эталоном для мореплавателей в тех водах более 100 лет.

Кук Нанесение на карту Новой Зеландии возвратился на родину в ноябре 1762 года. В декабре он женился на некоторой Элизабет Беттс. Это вызывает некое недоумение историков различных периодов, так как Кук не был лихим и импульсивным, и идея об этом уравновешенном, умеренном и аккуратном человеке, пускающемся в бурный роман, смотрится неописуемой. С другой стороны, сказать Нанесение на карту Новой Зеландии то, что Кук не был склонен гласить о для себя самом, – сказать очень много, и из всего, что мы о нем знаем, следует заключить, что он был знаком с ней с юношества. В любом случае все рассуждения не имеют смысла, так как миссис Кук, к огорчению, не является частью рассказа о Нанесение на карту Новой Зеландии капитане Куке. К огорчению поэтому, что если б мы знали о ней больше, то могли бы выяснить больше и о нем. Но мы о ней ничего не знаем, точно так же, как ничего не знаем об их детях. Они остаются призрачными фигурами без лиц на самых далеких Нанесение на карту Новой Зеландии задворках жизни капитана Кука. Известны только их имена.

Последующие 5 лет жизни Кука бедны событиями, они были посвящены нескончаемому самообразованию и неизменному повышению его и так широких познаний и опыта. Весной 1763 года он возвратился в Канаду, где провел лето за геодезическими съемками и нанесением на карту восточного побережья; зимой он возвратился в Нанесение на карту Новой Зеландии Великобританию и провел там несколько месяцев, работая над картами и готовя их к публикации. Таковой распорядок повторялся последующие четыре года, в процессе которых он получил командование шхуной, приданной для помощи в его работе, командование, но не офицерский чин.

Поразительно, что, когда Кук в 1767 году в последний раз Нанесение на карту Новой Зеландии уезжал из Канады, он все еще не имел офицерского звания. Это также кидает тень на репутацию лордов Адмиралтейства тех пор, которые из-за их прирожденного надменного убеждения, что офицерами и джентльменами появляются, а не становятся, считали, что Кук не совершенно подходит для офицерского звания. Он некогда служил в Нанесение на карту Новой Зеландии презренном торговом флоте, он служил обычным матросом в военно-морском флоте, он был беден, и происхождение его было умеренным. Должно быть, к тому времени, когда Адмиралтейство рассмотрело в Куке величайшего морехода, штурмана и картографа современности, они не сомневались в его пригодности. Но офицерское звание? Навряд ли. Это было маловероятно, пока они Нанесение на карту Новой Зеландии не сообразили, что отправлять военно-морское судно в кругосветное путешествие, в величайшее исследовательское плавание, которое когда-либо предпринималось, под командованием капитана без офицерского звания навряд ли может быть. Сначала это жутко стукнуло бы по компетентности тех, кто носил офицерское звание, и, не считая того, в книжках по истории это смотрелось Нанесение на карту Новой Зеландии бы не очень отлично. Таким макаром, с огромным запозданием ему присвоили офицерское звание.

Глава 2

Исчезающий материк

Лорды Адмиралтейства присвоили Куку офицерское звание по той обычный причине, что конкретно на него автоматом падал выбор – и к тому же на него 1-го, – для выполнения их задачки. Эта задачка для Адмиралтейства, как тогда Нанесение на карту Новой Зеландии, так и сейчас, была совершенно не таковой ясной и точной, а их на публике объявленные планы имели не много общего с их настоящими намерениями.

Адмиралтейство всячески делало вид, что не имеет непосредственного отношения к дальнейшему путешествию. Оно просто великодушно предоставляет тс для еще не точно определенного плавания в Нанесение на карту Новой Зеландии Тихом океане группе астрологов, желающих следить за прохождением Венеры через солнечный диск 3 июня 1769 года. Астрологи были членами уже тогда почетаемого Царского общества. За предшествующим прохождением Венеры в 1762 году тоже велось наблюдение, но результаты сочли или неудовлетворительными, или совершенно никчемными. На те наблюдения, которые Королевское общество возлагало надежды сейчас Нанесение на карту Новой Зеландии провести, возлагались большие надежды, им приписывалось большущее значение в развитии навигационной астрономии. (Результаты 1769 года оказались не лучше, чем приобретенные в 1762 году: астрологи тех пор не знали, что их инструменты не давали достаточной точности и тонкости наблюдений, нужных для этой цели.)

За объявленными причинами путешествия Адмиралтейство скрывало настоящие намерения. Франция стремилась распространить Нанесение на карту Новой Зеландии свое воздействие и присоединить все местности, какие сумеет, в Тихом океане, а Британия была полна решимости не дать ей захватить никаких земель. Обращая взор в прошедшее, это можно квалифицировать как алчность со стороны Британии, которая только-только вытеснила Францию из Северной Америки и Индии и которой Нанесение на карту Новой Зеландии принадлежала восьмая часть известного тогда мира. Но в те времена всеми завладела жажда приобретения и рвение к экспансии, и чем больше они имели, тем больше им хотелось. Адмиралтейство снарядило в прошлые годы две экспедиции в Тихий океан. Одну под командованием коммодора Байрона, другую – под командованием капитана Уоллиса. Обоим не очень подфартило Нанесение на карту Новой Зеландии. Байрон умудрился «потеряться» в Тихом океане, что, по всей видимости, не очень тяжело сделать, и возвратился домой совсем случаем, так ничего и не открыв. Уоллиса, очень знающего мореплавателя, всюду преследовала мерзкая погода, но он все таки открыл Таити. Адмиралтейство возлагало надежды, что Куку повезет больше.

Цель экспедиции была сообщена Куку Нанесение на карту Новой Зеландии совместно с скрытыми указаниями, которые через куцее время стали известны половине Лондона: в этих указаниях говорилось, что он должен отправиться находить новый континент.

В те времена была обширно всераспространена вера в то, что в Южном полушарии существует очень большой континент с умеренным климатом, доходящий до Южной Америки и Нанесение на карту Новой Зеландии Новейшей Зеландии и занимающий практически всю южную часть Тихого океана. Некие географы даже чертили фантастические карты этого региона – нужно вспомнить, что даже двести лет тому вспять люди полностью не знали этих районов. Основным поборником этой теории был некто Александр Далримпл – по случайному совпадению астролог и член Царского общества. Он был Нанесение на карту Новой Зеландии одержим этой мыслью, она стала главной в его жизни, – он так и не сумел простить Куку то, что он разрушил его мечту.

Исходя из такового «трехслойного» плана, ясно, что у Адмиралтейства не было кандидатуры Куку. Просочиться в неизведанные воды за пределами «ревущих сороковых», где могут повстречаться Нанесение на карту Новой Зеландии погодные условия, каких нигде в мире не бывает, мог только выдающийся мореплаватель. А таким, вне сомнения, и был Кук. Им нужен был человек, который всегда знал, где он находится, – и если Кук с его штурманской квалификацией не знал бы, где он находится, то никто другой в мире, с большой вероятностью, и подавно Нанесение на карту Новой Зеландии не знал бы этого. Им требовался картограф, который мог бы точно найти и нанести на карту береговые полосы еще неоткрытых земель, а в этом Куку не было равных. И в конце концов – и с некой толикой драматичности, – им требовался человек, способный командовать этой типо экспедицией Царского общества. Это Кук Нанесение на карту Новой Зеландии тоже мог: он был не только лишь очень способным астрологом, но, находясь еще в Канаде, отыскал для Царского общества оправдание для роли в экспедиции в виде наблюдений за прохождением Венеры.

Необходимо отметить, что Александр Далримпл, который, как оказывается, был наделен серьезной самоуверенностью, считал, что конкретно он должен командовать экспедицией Нанесение на карту Новой Зеландии. Эта мечта стремительно и болезненно была разрушена, когда сэр Эдуард Хоук, 1-ый лорд Адмиралтейства, ударил кулаком по столу и поклялся, что быстрее растеряет свою правую руку, чем доверит командование царского судна кому-то, кто не служит в военно-морском флоте.

То, что военно-морской флот и по правде Нанесение на карту Новой Зеландии избрал Кука для командования за длительное время до официального предложения, ясно из того, что корабль, который они уже избрали для экспедиции, принадлежал к типу, который Кук знал идеальнее всего, – «угольщик» из Уитби. Это было судно, на котором в наши деньки только самый смелый мореплаватель осмелился бы отправиться из Дувра Нанесение на карту Новой Зеландии в Кале, если только прогноз погоды будет подходящим. «Эрл Пемброук» – так тогда именовалось это судно – был невыразительным и неказистым кораблем. Для грядущей ему величавой миссии он был до забавного мал, с огромным крутым носом, приподнятой квадратной кормой. Его наибольшая скорость со всеми распущенными парусами при самых наилучших критериях могла Нанесение на карту Новой Зеландии достигать 7 узлов. Но он был очень крепко построен и, подобно всем «угольщикам» Уитби, обладал восхитительной устойчивостью. Ему дали новое заглавие «Индевор Барк», но в предстоящем его называли только «Индевором».

«Индевор» был очень широкий в бимсе – практически 30 футов, что кажется очень необыкновенным для судна, имеющего в длину всего около Нанесение на карту Новой Зеландии сотки футов, – и это ему очень понадобилось.

Кроме того, что он вмещал около сотки людей, нашлось еще место для множества припасов и оборудования. Ведь даже один вопрос пропитания представлял собой практически неразрешимую делему – требовалось прокормить девяносто 4 человек в период, мало оцениваемый как два года. (Основой рациона была солонина Нанесение на карту Новой Зеландии и галеты – два продукта, к которым долгоносики стремительно привыкают и становятся неизлечимыми рабами этой привычки, – и заготовленная квашеная капуста, которую Кук использовал настолько удачно в борьбе с наказанием тропиков – цингой.)

Не считая того, нужно было иметь плотничью мастерскую и кузницу. Им нужно было взять с собой припас парусов и Нанесение на карту Новой Зеландии веревок, так как во время путешествия и то и это стремительно изнашивалось и добивалось подмены. Им необходимо было иметь орудие и боеприпасы – не только лишь для ружей, да и для 12-ти орудий, которыми был обустроен «Индевор». Им было надо везти с собой припас продуктов для обмена с местными жителями, которых они ждали Нанесение на карту Новой Зеландии повстречать. Им было надо взять полный набор мед оборудования – в штате «Индевора» был корабельный доктор. Не считая того, они везли сильно много астрономических инструментов, без которых было нереально делать четкие наблюдения за прохождением Венеры через солнечный диск. Все это было погружено на «Индевор», где практически не осталось Нанесение на карту Новой Зеландии свободного места.

Команда «Индевора» представляла собой настолько же разношерстное собрание, как и груз, который они должны были с собой взять. В качестве ассистента командира корабля у Кука был Захари Хикс, юный, но опытнейший мореплаватель. 2-ой ассистент – Джон Гор – уже был в кругосветном путешествии с Уоллисом и совершенно не так давно возвратился Нанесение на карту Новой Зеландии в Великобританию. Команда состояла из сорока матросов, нескольких гардемаринов, 12-ти боец морской пехоты, писарей, слуг – всего восьми – и научной группы, утвержденной Царским обществом.


napor-pod-porshnem-vo-vremya-nagnetaniya.html
naprasnie-mechti-napoleona-vechernyaya-moskva-vechernij-vipusk-moskva-85-21-09-2012-c-8-9.html
napravit-rekomendacii-po-rabote-s-etnicheskimi-gruppami-v-municipalnie-obrazovaniya-avtonomnogo-okruga-lideram-nacionalno-kulturnih-avtonomij-i-tradicionnih-konfessij-avtonomnogo-okruga-srok-do-1-aprelya-2012-goda.html